Теория сознания Д. Деннета (диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук)

Дмитрий Борисович Волков. Содиректор.

Электронная версия статьи

Во Введении обоснована актуальность диссертационной работы, проведен исторический обзор литературы по данному вопросу, обозначены подходы к исследованию философии Д. Дсннста в российском и англоязычном философском сообществе. В особенности внимание уделено исследованиям Деннега в работах Н.С. Юлиной и Д.И. Дубровского. В вводной части обозначены также объект, предмет, цели и задачи, методическая основа и новизна предлагаемого исследования. Представлены основные тезисы, выносимые на защиту, порядок их апробации и мнение автора относительно теоретической и практической значимости работы.

Первая глава «Интснцноналыіан установка как подход к проблеме сознания» посвящена проблеме ментального содержания или иптепциональности. Часть первая «Теория контента Д Деннета» — преимущественно описательная, в ней предпринята попытка в общем виде охарактеризовать позицию Деннета по этому вопросу, определить основное содержание концепций Интенциональной установки (ИУ) и интенциональных систем. Чтобы разобраться в подходе Деннета к интенциональности, используется характерная для него иллюстрация — шахматный симулятор. Вслед за Деннетом проанализированы три способа описания поведения шахматной компьютерной программы — физическое, проективное и интенциональное. Установлено, что одно и то же поведение может описываться одновременно на уровне физических законов, исходя из назначения системы и с помощью приписывания ей «психологических свойств и состояний». Возможность многоуровнего описания не является противоречием. Это естественное следствие способности одних разумных существ обнаруживать схемы в поведении других. Наличие этих поведенческих схем — не чудо, а результат общей эволюционной истории, принципов естественного отбора. Таким образом, ментальные содержания — не глубоко приватные состояния, а объективные шаблоны поведения. Подход Деннета к интенциональности позволяет пересмотреть критерии рациональности и способности к мышлению, а также по-новому определить формы метальных содержаний — «убеждения» и «желания» рациональных организмов. В ходе исследования выявлено важнейшее следствие теоретических инноваций Деннета — обоснована концепция сильного ИИ, представление о том, что информационные процессы в машинах не имеют принципиальных отличий от мышления человека. И те и другие, сходным образом описываются с позиции ИУ.

Новизну программы Деннета можно оценить, включив ее в историческую канву дискуссий об интенциональности. Этому посвящена вторая часть «Ментальные содержания в философской традиции». В ходе краткого экскурса проанализированы основные философские традиции, связанные с интерпретацией интенциональности. Автором работы представлены ключевые идеи, сформировавшиеся в феноменологическом и бихевиористском подходах. Анализ этих подходов позволяет выявить проблему — нередуцируемость ментальных содержаний — и обозначить попытки ее решения. Попытки, однако, неудовлетворительные. По крайней мере, по мнению Деннета. В этом контексте становятся очевидными некоторые преимущества ИУ как средства и сохранить интенциональный контент, и, в то же время, вписать его в естественнонаучную картину мира.

В ходе исторического экскурса в нашей работе прояснены истоки представлений Деннета. Становится очевидным, что феноменологическая традиция оказывает незначительное влияние на формирование взглядов философа. Бихевиоризм и в особенности логический бихевиоризм, напротив, хоть и критикуемы Деннетом, хорошо им изучены и во многом являются основой для построения его теории.

Описанием концепции Деннета и ее исторических связей исследование не ограничивается. Без учета критических замечаний оппонентов Деннета оценка философии Деннета было бы необъективной. Для критического испытания ИУ в третьей части «Критика концепций ИУ и ИС» рассмотрен знаменитый аргумент «Китайской комнаты» Д. Серла, а также некоторые другие возможные возражения Деннету. Критика «сильной версии ИИ» Серлом, избыточности ИУ Р. Нозиком, инструментальности понятий «убеждения» и «желания» Д. Фодором и Э. Лепором и ответы Деннета позволяют прояснить содержание концепции американского философа. Завершением первой главы являются выводы, где автор диссертации выступает в роли арбитра, выражает и аргументирует собственное представление о достоинствах и преимуществах теории контента Деннета. В частности, отмечено, что ИУ позволяет связать ментальные содержания с объективными событиями. При этом, однако, она вынуждает на этом этапе жертвовать аспектами, традиционно характеризующими интенциональность квалитативными содержаниями и каузальными свойствами интенциональных состояний, сближает интенциональность с тропизмами и заменяет содержательность направленностью.

В итогах 1-ой главы выделен основной принцип, на основе которого строится концепция интенциональности Деннета — принцип оптимального поведения и рационального дизайна. Этот принцип в свою очередь выводится из эволюционных механизмов развития. Таким образом, завершен анализ первого, фундаментального раздела теории сознания Деннета.

Вторая глава «Модель множественных набросков» посвящена когнитивной модели и внутреннему устройству сознающих систем. Если в первой проведено ознакомление с интенциональными системами с высоты птичьего полета, описано их своеобразие, во второй предпринята попытка взглянуть на их внутреннее устройство. Вместе с Деннетом предпринята попытка выяснить, какая внугренняя механика должна стоять за рациональным поведением, предсказываемым с помощью ИУ, за способностью мыслить и говорить о внутреннем опыте. Выражаясь языком Деннета — сделан переход с уровня персонального, на уровень субперсонального анализа. В центре внимания — когнитивная модель, которая, по Деннету, обуславливает феномен сознания.

Но перед тем, как перейти непосредственно к рассмотрению моделей, мы должны определиться с некоторыми методологическими принципами. Эти методологические принципы составляют важнейшее отличие позиции Деннета от позиции его оппонентов, в частности — мистерианцев во главе с Колином МакГинном. В частности, изучению гетерофепоменологии Деннета как объективному методу исследования элементов сознания посвящена первая часть «От Мистерианцев к Объясненному сознанию». В основе метода гетерофеноменологии — критический анализ речи агента. Не непосредственные данные от первого лица, а интерпретированные сторонним наблюдателем сведения — вот первичные экспериментальные данные, которые требуется, по Деннету, объяснять. Американский философ в своем исследовании отказывается ориентироваться на другие, феноменологические данные, будто бы представленные самому агенту. Эти данные в большей степени миф, чем реальность, — считает Деннет, и в поддержку своего тезиса представляет целую серию аргументов об ограниченности периферийного зрения, о «слепоте к изменениям», об иллюзии дискретности речи и т.п. Когнитивная модель сознания должна объяснять объективное речевое поведение, а не искать объяснения мифическим содержаниям субъективного опыта.

Представления о субъективном, приватном и непосредственно доступном содержании феноменального опыта, однако, не случайны. Деннет обнаруживает корни этих убеждений в дуалистической парадигме, восходящей к Декарту. Основная мишень для критики Деннета — метафора сознания как театра. Ей посвящена во второй главе вторая часть «Картезианский театр и картезианский материализм». Деннета не устраивает такая модель потому, что она предполагает гомункулуса, главного зрителя спектакля сознания, а вместе с ним — проблему бесконечного регресса. Недостатки такого решения очевидны для большинства современных исследователей, однако реминисценции картезианского театра дают о себе знать и по сей день. Такую позицию Деннет обозначает как «картезианский материализм». По мнению Деннета, «картезианством» заражены многие современные философские и научные представления, утверждающие необходимость как-то объединять весь информационный поток для осознания агентом и требующие локализации сознания в отдельных зонах мозга.

Модель Множественных Набросков — важнейшую метафору теории сознания Деннета — лучше всего понять, противопоставив ее Картезианскому театру и его модификациям в работах картезианских материалистов. Часть третья «Модель множественных набросков» посвящена изучению этой центральной концепции Деннета. Материал разбит по параграфам: архитектура, процессы, формат хранения данных (Нарративы), система мониторинга (Пробы). В этих параграфах систематизированы основные положения теории сознания Деннета.

Одно из научных наблюдений позволяет прояснить суть ММН, сравнить ее с различными вариантами картезианского материализма и убедиться в достоинствах модели Деннета. Таким наблюдением является пи-феномен. Это явление, давно замеченное психологами, представляет парадокс как для обыденных представлений о сознании, так и для научных теорий, но не для ММН. Как видно из нашего исследования, объяснительная сила теории Деннета действительно обладает некоторыми преимуществами. Объяснение в рамках ММН для контраста сравним с двумя альтернативами — «сталинской» и «оруэлловской интерпретацией». Большинство современных объяснений пи-феномена сводятся либо к одной, либо к другой интерпретации, и обе являются ошибочными. Обе представляют собой разновидности «картезианского материализма», т.к. предполагают наличие «линии осознанности» в мозге и отличаются лишь ее локализацией.

Модель Множественных Набросков полностью исключает подобный водораздел из концептуальной схемы, вместе с гомункулусом и театральным шоу. Деннет считает, что ни сам субъект, ни объективная наука не смогут установить нахождение подобной черты, а, значит, ее вовсе нет. Т.е. он снимает проблему с помощью своеобразного принципа верификации. Мозг представляет пандемониум — распределенную архитектуру, в которой отсутствует организационная вершина. В этой архитектуре по параллельным каналам осуществляются различные вычисления — распознавание и обработка признаков. Но нигде эта информация не стекается воедино, нигде и ни в какой момент не становится вдруг осознанной. Процесс всегда находится на стадии интерпретации, последовательной ревизии, в стадии «наброска». Никогда, ни в какой момент нельзя сказать «сейчас осознанным является такое-то содержание, и это официальное, опубликованное содержание». Все зависит от пробы, от того, как эта система будет опрошена.

Вслед за Деннетом рассмотрим аналогию. В традиционном издательском деле существует четкое отличие между корректурой до публикации, и исправлениями после, которые обычно ограничиваются «списком опечаток». Современные технологии изменили этот процесс. С появлением электронных версий статей разграничение между до и постпубликационными изменениями было снято. Множественные наброски текстов отправляются по электронной почте, автор получает отзывы и рецензии оппонентов, делает корректировки и разъяснения. Обычно, в обращении находятся сразу несколько вариантов материала, каждый из которых мог бы считаться финальным. В такой ситуации определить, на какой же из них ссылаться, можно только произвольно. Подобно тому, как на пути от наброска к архиву отсутствует четкая грань, в ММН отсутствует четкое разграничение между сознательным и неосознанным. Любая перцепция есть память о перцепции и интерпретация перцепции.

Модель, предлагаемая Деннетом, кажется оригинальной, провоцирующей. Но в чем ее практическое значение? Можно ли получить факты, подтверждающие или опровергающие основные тезисы Деннета? Для того, чтобы попытаться соотнести ММН с эмпирическими фактами, обратим внимание на любопытный эксперимент, проведенный сторонницей Деннета — С. Блэкмор. В ходе этого эксперимента Блэкмор попыталась подтвердить гипотезу Деннета, и ей это не удалось. Значит ли это, что судьба ММН определена? В диссертационной работе проведена критика эксперимента. По нашему мнению, данные условия не могли и не могут установить истинность или ложность гипотезы Деннета. Но возникает более важный, глубокий вопрос: каким должен быть эксперимент, чтобы он подтвердил или опроверг ММН? В ходе исследования предлагается довольно важный вывод: в радикальной интерпретации существенная часть теории Деннета оказывается неверифицируемой. Данный вывод, однако, не останавливает нас от дальнейшего изучения. Возможно, последующие концепции американского философа смогут иметь более явное практическое значение.

После рассмотрения ММН, внимание обращено к еще одной важной метафоре в теории сознания Деннета — Виртуальной машине мемов. Она должна объяснить, как множество бессознательных параллельных нейропроцессов соотносятся с нашим убеждением о последовательном «потоке сознания», а также с последовательной речью субъекта. Виртуальная машина — набор правил на аппаратной системе мозга. В самой материи мозга она неразличима, как неразличимы убеждения и желания на уровне нейронных связей, но не признавать ее существование — все равно, что за деревьями не увидеть леса. Виртуальная машина — один из способов описания алгоритмов работы мозга, метаструктура, виртуальный агент, виртуальное «бутылочное горло», механизм упорядочивания, спрямления вычислительных процессов для возможности принятия решений и согласованных действий частей организма. «Некто или нечто, обладающее подобной виртуальной машиной в качестве контрольной управляющей системы, является сознательным в полном смысле слова, и он/оно обладает сознанием именно в силу наличия этой виртуальной машины» [Dennett D.C. Consciousness Explained. Boston, 1991. P. 281]. Таковы основные положения теории Деннета. Для целей нашей диссертации мы попытаемся взглянуть на них с исторической перспективы/ Как и когда появились в его философии эти тезисы? Всегда ли они звучат так категорично? Есть ли какие-то особенности в его более поздней позиции?

В четвертой части «Эволюция ММН и ее обсуждение» предпринят анализ эволюции взглядов Деннета. В частности, проведен сравнительный анализ между ММН и обновленной версией — теорией «Славы в мозге». Для того, чтобы провести исследование, мы обращаемся к новому тексту Деннета — «Сладким грезам», ведь именно в этой работе, по мнению С. Блэкмор и С. Шнайдер, произошли основные изменения философской позиции. Это исследование любопытно в особенности потому, что сам Деннет и в личной переписке с автором настаивает на преемственности позиций. В ходе внимательного изучения обнаружено, что ММН и «Слава в мозге» не предполагают различий в архитектуре мозга. Пандемониум — модель неиерархически организованной вычислительной структуры — сохранена в обеих версиях. Изменение, на которые указывают критики Деннета, — примирение с концепцией Глобального Рабочего Пространства (ГРП) Б. Баарса. По их мнению, такой шаг — отступление, возврат к метафоре театра. Неужели Деннет смирился с тем, что некогда называл «самой навязчивой идеей, сбивающей с толку в размышлениях о сознании» [Ibid., P. 108] и изменил своим взглядам? Детальный анализ теории «славы в мозге» показывает, что существует возможность непротиворечивого истолкования ММН и новой метафоры Деннета. Ведь в рамках последней можно сохранить тезис о неопределенности содержания сознания, размытые границы между осознанным и неосознанным контентом.

В последней части второй главы подведены промежуточные итоги исследования. Предложены две интерпретации теории сознания Деннета. В рамках одной интерпретации позиция Деннета определяется как относительно стабильная, однако она выглядит более тривиальной. Вторая интерпретация предполагает частичную смену парадигм в творчестве Деннета, противопоставление ММН и теории «Славы в мозге».

Третья глава диссертации «Квалиа» посвящена тому, что не укладывается на первый взгляд в описание сознания Деннета — феноменальному миру, анализу особых свойств субъективности. В главе проанализированы методы «дисквалификации квалиа», которые применяет Деннет в своем исследовании. Эта критика должна поставить точку в объяснении сознании, обосновать, что кроме интенциональности и когнитивных, функциональных состояний, в феномене больше ничего нет.

Глава начинается с части под названием «Нерешенная трудная проблема» и посвящена рассмотрению одного из важнейших различений в проблеме сознания, проведенных Д. Чалмерсом: различения трудной и простых проблем в вопросе о сознании. Как отмечает Чалмерс, именно феноменальные состояния субъекта, квалиа — и есть ключевая нерешенная загадка сознания. В первой части последней главы раскрыты основное содержание позиции «квалофилов».

Вторая часть «Проблема цвета и квалиа» — начало проекта «дисквалификации квалиа» Деннетом, расчистка места для науки от ложных философских понятий, уводящих в сторону мысленных экспериментов. Критика начата с вопроса по перцепции цвета — классического в обсуждении квалиа, ибо именно восприятие цвета чаще всего приводится сторонниками квалиа как пример необъяснимой с точки зрения когнитивных моделей характеристик. В этой части рассмотрена теория цвета Деннета. Обнаружено, что в своем анализе цвета Деннет прекрасно обходится без каких-либо специфических для сознания свойств, без «окрашенных» перцепций. Основным и достаточным инструментом для объяснения феномена является принцип естественного отбора и эволюции видов. Цвет существует потому, что он имеет практическое значение в эволюции. Цвет — инструмент межвидовой кооперации. Это объективный паттерн во внешнем мире и в мозге. Цвет — объективная диспозиция, вызывающая у определенных наблюдателей некоторые состояния. А эти физиологические состояния — объективные диспозиции к высказываниям о цвете. Но цветного в них нет ничего. Так считает американский философ.

В нашем исследовании показано, как Деннет дважды осуществляет ход, уже известный в философской истории — ход, который использовал некогда Дж. Локк, охарактеризовавший цвет как «вторичное качество». Но нельзя упрекать Деннета в плагиате. Его «диспозиционное объяснение» расширяет, видоизменяет, усиливает аргументацию английского эмпириста.

Возможно, лучший вариант, критиковать «диспозиционную тактику» объяснения цвета — показать, что она все еще не объясняет качественный аспект внутренних переживаний, цветовых перцепций в частности. Ссылок на «очевидность», очевидно, уже недостаточно. Нужен хороший аргумент. Оппоненту американского философа необходимо найти ситуацию, способную продемонстрировать нетождественность качественных переживаний и репрезентативных, физических состояний организма. И такая ситуация есть. О ней мы можем узнать, вернувшись вновь к текстам Локка. По иронии судьбы, истоки некоторых ключевых решений и проблем для
философии Деннета совпадают.

В третьей части, которая называется «Инвертированный спектр», рассмотрен соответствующий мысленный эксперимент от его классической версии в «Опыте о человеческом разумении» до более современных модификаций. Исходный вариант сводится к следующему:

1.  Два человека, А и В, имеют одинаковый набор цветовых перцепций и их обозначений;
2. Восприятие цвета внешних предметов у А и В систематически отличаются;
3. Это различие не может быть обнаружено в поведении А и В (и иными способами другим субъектом).

Если такая ситуация возможна, она должна опровергнуть любой вариант бихевиористский и функционалистских теорий квалитативных состояний. В частности, диспозиционное определение цвета, представленное Деннетом. Ответ американского философа таков: эта вымышленная ситуация логически несостоятельна. Она равносильна высказыванию «существует различие, и это различие принципиально неразличимо».

В следующих параграфах работы описывается модификация «инвертированного спектра», в частности — ее «интрасубъективная версия». Основное отличие этой версии заключается в том, что различные перцепции одних и тех же цветов происходят внутри одного субъекта в различное время, при этом его поведение остается неизменным. По мнению некоторых исследователей, данный мысленный эксперимент лишен недостатков, выявленных Деннетом в классической версии. В ходе нашей работы мы обнаружим, что опровержение этой версии Деннета основывается на ММН, а именно — на положении о том, что нет границы осознанных и неосознанных восприятий. На данном этапе ММН используется американским философом как уже обоснованная гипотеза. Но для того, чтобы закрепить победу и проиллюстрировать свою позицию, он приводит ряд собственных мысленных экспериментов.

Критика квалиа в основном проанализирована на основе текстов из относительно поздних работ Деннета, но для определения исходных точек мы обращаемся и к самым ранним работам. В ходе этого экскурса обнаружена сходная аргументация, что позволяет сделать вывод о достаточной стабильности позиции автора в вопросе элиминации квалиа.

Часть четвертая «Аргумент зомби и эпифеноменализм» посвящена еще одному знаменитому мысленному эксперименту, представляющему несомнешгую опасность для теории Деннета. Появление воображаемых существ, полностью неотличимых от нормальных людей, но не обладающих качественными состояниями сознания, связано с именем Р. Кирка. Философ использовал аргумент «Зомби» для критики материализма в статье 1974 г. «Способность ощущать и поведение». Особенную популярность идея получила после того, как ее взял на вооружение Д. Чалмерс и использовал в защиту своей позиции — натуралистического дуализма. Кажется, реакция Деннета вполне прогнозируема: он должен отвергнуть идею зомби как самопротиворечивую. Любопытно, однако, что американский философ не только не дисквалифицирует зомби, как инвертированный спектр — более того, с помощью зомби, точнее ее незначительной модификации «зимбо», иллюстрирует собственную теорию сознания. Человек — это зомби, испытывающий иллюзию квалиа. Не только в другом человеке невозможно распознать зомби, но даже в себе самом. Квалиа в мысленных экспериментах «инвертированный спектр» и «зомби» эпифеномснальны. А эта позиция, с точки зрения Деннета, наиболее уязвима. Американский философ, напротив, считает, что рациональность и мышление не могут быть физически бездейственными. Его систему можно резюмировать в утверждениях:

1. В природе существует интенциональность, рациональность, сознание;
2. Единственное, что можно обнаружить в качестве объективных данностей за этими феноменами — эффективное функционирование когнитивных и вычислительных механических систем, созданных в ходе эволюционных процессов;
3. Следовательно, эти системы и составляют суть интенциональности, рациональности, сознания.

В Заключении нашей работе подведены основные итоги работы. Перечислены основные тезисы, выносящиеся на защиту:

1. Философия Деннета содержит законченную и целостную систему — теорию сознания. Основными разделами этой теории являются теория интенциональности, когнитивная модель и критика квалиа.

Деннета иногда критиковали за несистематичность, фрагментарность исследований. И за слишком художественный стиль философствования, заменяющий в чем-то строгую логическую аргументацию. За стиль, не похожий на традиционно сухие рассуждения в аналитической традиции. Возможно, в чем-то эти замечания оправданы. Но это не мешает выявить в его исследованиях элегантную логическую схему. Фундаментом системы Деннета является теория интенциональности и рациональности. Ее следствием — гипотеза о «сильном искусственном интеллекте», утверждающая единую природу рациональности между рациональными органическими агентами и их искусственными функциональными копиями. После того, как своеобразный функционализм обоснован (телеофункционализм [Ibid, P. 460]), а объект, «сознание», преобразован в предмет исследования — гетерофеноменологический мир субъекта — Деннет представляет свою компьютерную модель сознающего организма, Модель Множественных Набросков. С точки зрения автора, эта архитектура стоит за феноменом сознания и может объяснить все без исключения удивительные способности человеческого мозга. Остается ответить на критику, в первую очередь со стороны квалофилов. Следовательно, заключительной частью теории будет опровержение квалиа. Эта часть необходима потому, что вычислительная модель виртуальной машины интуитивно кажется недостаточной. На завершающем этапе автор должен развеять ошибочные интуиции вокруг феноменального мира, выявить внутренние их противоречия и объяснить природу субъективных иллюзий. Таков с «высоты птичьего полета» проект американского философа. Этот проект, безусловно, целостная философская теория, теория сознания.

2. Теория Деннета может характеризоваться как материалистическая, физикалистская, натуралистическая. Особенность этой теории составляет специфический сплав функционализма и бихевиоризма — интенционализм типов.

Деннет несмотря на неприязнь к различным ярлыкам не отказывается от обозначения своей позиции как материалистической, физикалистской, натуралистической. Эти характеристики справедливы. На протяжении всего философского пути Деннет не покидает пределов объективной науки, даже когда речь идет о вполне контринтуитивных выводах. В отличие от теории Чалмерса, позиции Серла, позиции Пенроуза и некоторых других философов, занимающихся проблемой сознания, Деннет последовательно сохраняет верность монистической онтологии и методам объективных исследований.

Функционализм Деннета имеет свои особенности. Это не функционализм машины Тьюринга. Не функционализм, согласно которому, каждому ментальному состоянию соответствует определенное логическое состояние, описываемое с помощью универсальной вычислительной машины. Функционализм Деннета — телеофункционализм, т.е. функционализм, согласно которому каждому ментальному состоянию соответствует только некоторое описание с позиции Интенциональной установки. (Т.е. на вопрос, что общего у двух субъектов, разделяющих убеждение «снег бел», Деннет ответит: «их поведение может быть предсказано с позиции убеждения «снег бел»).

Бихевиоризм Деннета — тоже особого сорта. Он разительно отличается, например, от бихевиоризма Скиннера и Куайна, отрицавших вовсе любые внутренние содержания. Деннет не отрицает контент, не отрицает ментальные сущности, но сводит их к предрасположенностям, к объективным моделям реакции, шаблонам поведения. Таким образом, «легкий» функционализм и бихевиоризм, не противоречат друг другу, а образуют в философии Деннета оригинальный сплав. Этот оригинальный сплав сам автор называет «интенционализмом типов» (или функционализмом виртуальной машины).

В этом контексте можно попытаться применить еще одну характеристику к теории Деннета — инструментализм. Ведь ментальный контент определяется автором через интерпретацию, «как удобная фикция». Сам автор, как мы помним, допускал подобную интерпретацию. В первой главе, однако, мы обнаружили, что этот термин применим к теории американского философа только с существенными оговорками. Его учение о контенте, скорее, можно обозначить как компромисс между двумя полисами, между реализмом и инструментализмом. Как реализм «cum grano salis». Наконец, еще одно, неожиданное определение — «семиотический материализм», используется самим Деннетом наполовину в шутку, наполовину всерьез в отношении собственной концепции [Ibid., P. 411]. Пожалуй, и это определение применимо. В теории Деннета заметны постмодернистские нотки: отсутствие автора, инструментальная трактовка значений.

 

Более десятка определений можно использовать в отношении теории Деннета. И, наверное, это не удивительно. «Единое определение позиции — не теория, а лозунг. Разве что нужно написать что-нибудь на собственной футболке» [Ibid. P. 460]. Если бы только название играло решающую роль, исследование работ Деннета не было бы таким увлекательным мероприятием. Поэтому с классификации перейдем к следующему вопросу нашей работы, вопросу об эволюции взглядов Деннета.

3. Позиция Деннета в основном обладает стибальностью на протяжении исследовательского пути. Наиболее стабильной частью является критика квалиа. Некоторые изменения, однако, претерпевает его когнитивная модель, Модель Множественных Набросков.

Как было отмечено выше, структура теории Деннета была заложена еще в начале исследовательского пути, когда вышла первая книга «Контент и сознание» (1969). Однако не стоит делать выводы, будто система осталась полностью неизменной. Из материала нашей работы следует, что наиболее стойкой оказалась программа дисквалификации, куайнирования квалиа. Здесь философ изначально придерживался элиминативной традиции. Такая позиция сохранилась и до нашего времени. Наиболее динамично развивалась когнитивная модель. Первые ее наброски в «Контенте и сознании» предполагали четкое разграничение между модулями бессознательными и осознающими (речевой центр). В середине исследовательского пути была разработана Модель множественных набросков. Но через некоторое время содержание гипотезы было скорректировано. Машина мемов перестала играть такую важную роль. Зато появилась существенная деталь. Модель «славы в мозге» вводила необходимое условие осознания — «глобальную доступность контента». Некоторые критики приняли это за возврат к исходной «разграничительной черте». Автором диссертационной работы было показано, что гипотеза ММН и «славы в мозге» совместимы в некоторой интерпретации. Однако такая интерпретация делает ММН более тривиальной.

4. Часть гипотезы Деннета представляется неверифицируемой.

Наконец, последний вывод, который мы хотели бы представить на защиту, вывод о принципиальной неверифицируемости компьютерной модели сознания Деннета, ММН, в частности — гипотезы о влиянии проб. Этот тезис может служить основанием для серьезной критики теоретических построений американского философа. Однако автор этих строк не считает в таком случае философскую концепцию Деннета бессмысленной. Очевидно, его исследования обладают значительной ценностью и стимулируют размышления над одним из самых загадочных феноменов.

Рассылка статей
Не пропускайте свежие обновления
Социальные сети
Вступайте в наши группы
YOUTUBE ×